Верить ли плохим прогнозам?

Бенджамин Франклин был удивительно разносторонним человеком: изобретателем, политиком, журналистом, физиком-экспериментатором и писателем — но начинал с работы в типографии.

Парень он был технически грамотный и трудолюбивый, но при этом очень доверчивый. Особенно это касалось всего, что связано с деньгами и совместными проектами. Он мог легко одолжить крупную сумму ненадёжному пьющему человеку или довериться сомнительным предложениям о партнёрстве.

В общем, в молодости у Франклина совсем не было опыта самостоятельного ведения дел, и он верил прогнозам или обещаниям, если эти мнения исходили от «старших»: серьезных и опытных людей.

В какой-то момент молодой Франклин решил, что уже перерос должность простого рабочего, и решил открыть свою собственную типографию в Филадельфии.

Он потратил все свои сбережения (и ещё взял кредит), чтобы заказать дорогое типографское оборудование из Англии.

И вот, когда деньги уже были потрачены, станки и шрифты заказаны, а заказчиков ещё не было — Франклин встретил человека, который ему убедительно рассказал, что дело его провалится, что никакая типография в Филадельфии никогда не окупится и вообще «всё прогнило, всё пропало, всё безнадёжно».

Вот как этот разговор описывает сам Франклин в автобиографии:

«… В каждой стране есть вороны, которые занимаются тем, что предвещают ее гибель. Один такой ворон жил и в Филадельфии,– представительный пожилой человек с глубокомысленным взглядом и с очень степенной манерой говорить; его звали Самюэль Майкл.

Этот джентльмен, с которым я совершенно не был знаком, остановил меня однажды у моей двери и спросил, не тот ли я молодой человек, который недавно открыл новую типографию? Получив утвердительный ответ, он сказал, что весьма за меня опечален, потому что это дорогостоящее предприятие, а вложенные средства несомненно будут потеряны, ибо Филадельфия – гиблое место, люди здесь уже наполовину банкроты или близки к этому; все признаки противоположного, например, новые постройки и рост ренты, являются, по его твердому мнению, ложными, ибо в действительности именно они-то и разорят нас.

Затем он так подробно рассказал мне о несчастьях, существующих в настоящее время или ожидаемых в ближайшем будущем, что оставил меня в довольно-таки меланхолическом настроении.

Знай я его раньше, чем начал это дело, я, весьма вероятно, отказался бы от своей затеи. Эта личность продолжала жить в этом «гиблом месте» и проповедовать в том же духе.

В течение многих лет он отказывался покупать здесь дом, потому что «все было готово рухнуть»; и, наконец, я имел удовольствие видеть, как он заплатил за дом в пять раз дороже, чем мог бы заплатить в то время, когда только начал каркать».

Типография Франклина стала успешным проектом, не нужно было слушать «карканье».

Значит ли это, что можно любые плохие прогнозы пропускать мимо ушей?

Нет.

Просто если есть сильная решимость что-то делать, а люди говорят, что ничего не получится — лучше всё-таки делать. При любом исходе.

Лучше жалеть о том, что не получилось, а не о том, что так и не решился.

(На иллюстрации — портрет сравнительно молодого Франклина)



Комментарии: