Механический соловей

«Никогда ведь нельзя знать заранее, что именно споет живой соловей, а у искусственного все известно наперед. Можно даже разобрать его и посмотреть, как он устроен: как расположены и действуют все валики, винтики и пружинки».
Г.Х. Андерсен. «Соловей»

В одной из сказок Андерсена император выбирал, что лучше — механический соловей, украшенный драгоценными камнями, или живая и невзрачная птица,  живущая в саду.

Император выбрал блестящую игрушку — и какое-то время был доволен.

Похожий выбор рано или поздно делает большинство из нас. Что лучше: работа «не по душе», за которую очень прилично платят — или любимое дело, но далеко не столь прибыльное?
Кого позвать в гости на день рождения — старого друга, от которого нет никакой «пользы», или «нужных» людей?


С какой девушкой идти рядом по улице — с той, на которую будут с завистью оборачиваться, или с той, которой легко?
Какая кошка (собака) появится в доме — породистая, гостям на удивление — или дворовый Мурзик, который сразу понравился при встрече на улице?
Какую одежду носить — ту, по которой сразу видно, что она дорого стоит, или любимую?
На какой факультет поступать — на более престижный или более интересный?

Парадокс в том, что настоящее счастье редко бывает «блестящим» и, как правило, не вызывает зависти. Если мы стремимся показать свое превосходство, с нами начинают конкурировать. Если же человек не участвует в гонках на выживание — его часто как бы не замечают в этой суете и редко пытаются что-то отнять.

Стремясь к успеху, люди иногда  забывают учесть собственные предпочтения:
«Ты хороший человек, но вместе мы как-то не смотримся»…
«Ты выглядишь так несовременно рядом со мной»…
«Книжка, конечно, классная, но я не хочу, чтобы кто-то видел ее на моей полке, ведь детективы не вяжутся с моим имиджем «…

Становясь механическим соловьём и украшая себя стразами, мы защищаемся  от тревоги и беспокойства. Можно не беспокоиться, поймут ли тебя, если ты делаешь все по предсказуемой программе, как  автомат. В каждом доме поют механические соловьи — мы видим их на экране TV и слышим по радио, они рассказывают нам свои одинаковые сказки… и мы засыпаем.  Наш сон  глубок, но однажды его может нарушить  голос настоящего, живого соловья — голос нашей собственной природы, родной, незатейливый.

Андерсен в этой сказке рассказал правду. Механический соловей, который день и ночь пел одну и ту же песню, рано или поздно сломался. Все шестеренки внутри износились, и он замолчал. Живой соловей к тому моменту был выгнан прочь… И императорский дворец остался без песен.

Вычисляя возможную выгоду, мы стараемся заглушать нехорошие предчувствия. Но механический соловей не вечен. Рано или поздно шестеренки истираются, игрушка ломается, и бодрая мелодия неожиданно смолкает. Мы остаемся в тишине и вдруг понимаем: достижения и успехи сами по себе не греют. Они радуют только тогда, когда не разрушают нашу внутреннюю суть.

Примерно о том же писал и Эрих Фромм: «Как только человек отказывается от самого себя и превращается в робота, он перестает испытывать чувство тревоги и одиночества, подобно миллионам других таких же людей-машин. Цена такому изменению — утрата своего Я».

Живые соловьи поют всю весну. Они, конечно, тоже смертны — но им на смену обязательно родится новое поколение соловьёв, и так каждый год.
А робот сломается необратимо.

И тут можно было бы, конечно, сказать: «Император ошибся, не будь как император. Живой соловей — молодец, будь как соловей».

Но, может быть, вот именно я не так уж похожа на соловья? Может, я скорее берёза? Или лошадь? Или морская медуза? Или кто-то ещё?
Не обязательно быть именно соловьём. А вот знать себя и быть собой —  очень даже было бы неплохо.

(Иллюстрация: механическая птица Джереми Майера Jeremy Mayer )

©  Мария Долинова, Психологическая мастерская «Просто», 2017



Комментарии: