Browse Tag

Бессознательное

«Помешательство друг на друге» или любовь?

«… Самозабвенное помешательство друг на друге — не доказательство силы любви, а лишь свидетельство безмерности предшествовавшего ей одиночества»

Эрих Фромм, «Искусство любить»

К сожалению, Фромм здесь очень точен. «Помешательство друг на друге» вообще ничего не говорит о силе любви, а лишь показывает, насколько мы голодными и замерзшими были в тот момент, когда встретили вот этого человека, ради которого теперь всё позабыли.

И, кстати, это отчасти объясняет, почему большинству нетренированных людей одиночество вредит. (Оно не вредит, пожалуй, только монахам и отшельникам, ведущим очень осознанный образ жизни  — но те, хоть и живут уединённо, но на самом деле вовсе не одиноки).

Даже если мы прекрасно (вроде бы прекрасно) можем выдерживать одиночество и не жалуемся на него, настоящее одиночество очень сбивает способность к различению собственных чувств.

И потом, позже, когда у привыкшего к голодной диете одиночества человека появляется «кто-то» — он воспринимает это как возможность вылить на этого «кого-то» весь накопившийся океан чувств.

В такой момент мы просто теряем себя. И думаем, что это любовь. Потому что ну что же ещё это может быть, если есть такое сумасшедшее притяжение? Если такая страсть? Если дышать невозможно от нежности?

А на самом деле это, к сожалению, совсем не обязательно любовь. Это может быть просто опасная интоксикация, которая «живёт три года» и очень, очень портит шанс на настоящую глубокую любовь.

Когда тонущего человека пытаются спасти, он хватается за спасателя и оба могут утонуть. Человек, долго терпевший недобровольное одиночество, похож на утопающего, который уже наглотался воды и бессознательно цепляется за что угодно мёртвой хваткой. Он не виноват в этом — он просто не может иначе.

Настоящая любовь не хватается за другого. Она не делает нас безумными и тем более ревнивыми  — а, наоборот,  удивительным образом превращает даже вроде бы не очень умного человека  в мудрое и очень терпеливое существо.

Любовь — она ведь «не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается и никогда не перестаёт». Ни через три года не перестаёт, ни позже.

Но сколько людей, дошедших до этой границы в «рубежных три года» и почувствовавших, что гормональный шторм поутих и их перестала бить электрическая дрожь, просто собрали свои вещички и побежали снова искать «кого-то» — так и не дав своей любви шанса.

Очень это грустно, на самом-то деле.


«… События, подобные судьбе»

Одна из самых важных мыслей Карла Юнга, на мой взгляд, вот эта:

«… Если внутренняя ситуация не осознается, она превращается во внешние события, подобные судьбе.
То есть, если индивид остается неделимым, но не осознает свою собственного противоположность, таящуюся внутри него, мир неизбежно должен будет разыграть этот конфликт и расколоться на две половины, противостоящие друг другу.
// Карл Густав Юнг, «Эон»»

И одна из самых странных особенностей этой мысли: вот вроде бы «ухватила» я её, вроде бы «всё поняла» — а потом она ускользает, и мир снова раскалывается на «своих» и «чужих». Трудно сохранять такой уровень целостности, чтобы помнить эту мысль ВСЕГДА.

Трудно сострадать «чужим» и «своим» одинаково. Бороться за справедливость намного проще — но убийственной борьбе не будет конца, потому что это война против себя.

Это я вижу в работе с клиентами, это я вижу в своих старых дневниках, и это же я увижу, если вдруг включу телевизор.

Но на самом деле всё, что меня «зацепило» во внешнем мире (не важно — зацепило влюблённостью или отвращением, злобой или восторгом) — смогло это сделать из-за чего-то внутри меня.

Что-то внутри меня протягивает руку и жадно выхватывает из «Кино о внешнем мире» подходящий объект для чувств.

А кто режиссёр кино? Кто оператор? Кто актёры? Кто ставил свет, писал сценарий?

Так и живём.


Как «дневник каракулей» помогает разобраться в себе

В этой заметке я хочу рассказать про инструмент, который очень люблю.
Его, при всей его экстравагантности, можно отнести к «техникам повышения личной эффективности». Хотя бы потому, что эта техника помогает придумывать новое в таких количествах, что потом иногда даже не знаешь, куда столько нового девать.

Выглядит этот инструмент несерьезно, но на деле заслуживает внимательного к себе отношения и регулярной практики.

Название техники: «Дневник каракулей».
Эту технику, по некоторым данным,  придумал Карл Густав Юнг. Он рекомендовал своим пациентам вести «дневники каракулей» — как вспомогательный метод при психоанализе.

Назначение: инструмент для генерирования новых идей, форма дневниковых записей, арт-терапевтическая техника для выявления проблемных областей жизни и отреагирования эмоционального напряжения.
Что нужно для применения:
Keep Reading