Browse Tag

Психологическая безопасность

«Помешательство друг на друге» или любовь?

«… Самозабвенное помешательство друг на друге — не доказательство силы любви, а лишь свидетельство безмерности предшествовавшего ей одиночества»

Эрих Фромм, «Искусство любить»

К сожалению, Фромм здесь очень точен. «Помешательство друг на друге» вообще ничего не говорит о силе любви, а лишь показывает, насколько мы голодными и замерзшими были в тот момент, когда встретили вот этого человека, ради которого теперь всё позабыли.

И, кстати, это отчасти объясняет, почему большинству нетренированных людей одиночество вредит. (Оно не вредит, пожалуй, только монахам и отшельникам, ведущим очень осознанный образ жизни  — но те, хоть и живут уединённо, но на самом деле вовсе не одиноки).

Даже если мы прекрасно (вроде бы прекрасно) можем выдерживать одиночество и не жалуемся на него, настоящее одиночество очень сбивает способность к различению собственных чувств.

И потом, позже, когда у привыкшего к голодной диете одиночества человека появляется «кто-то» — он воспринимает это как возможность вылить на этого «кого-то» весь накопившийся океан чувств.

В такой момент мы просто теряем себя. И думаем, что это любовь. Потому что ну что же ещё это может быть, если есть такое сумасшедшее притяжение? Если такая страсть? Если дышать невозможно от нежности?

А на самом деле это, к сожалению, совсем не обязательно любовь. Это может быть просто опасная интоксикация, которая «живёт три года» и очень, очень портит шанс на настоящую глубокую любовь.

Когда тонущего человека пытаются спасти, он хватается за спасателя и оба могут утонуть. Человек, долго терпевший недобровольное одиночество, похож на утопающего, который уже наглотался воды и бессознательно цепляется за что угодно мёртвой хваткой. Он не виноват в этом — он просто не может иначе.

Настоящая любовь не хватается за другого. Она не делает нас безумными и тем более ревнивыми  — а, наоборот,  удивительным образом превращает даже вроде бы не очень умного человека  в мудрое и очень терпеливое существо.

Любовь — она ведь «не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается и никогда не перестаёт». Ни через три года не перестаёт, ни позже.

Но сколько людей, дошедших до этой границы в «рубежных три года» и почувствовавших, что гормональный шторм поутих и их перестала бить электрическая дрожь, просто собрали свои вещички и побежали снова искать «кого-то» — так и не дав своей любви шанса.

Очень это грустно, на самом-то деле.


Бывает ли белой зависть?

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу.

Демокрит

…Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти.

Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято говорить откровенно.

Можно и допустимо обсуждать многие детали личной жизни — но крайне редко человек скажет: «Я увидел его новую книгу и понял, что желаю этой книге полного провала». Есть определенный культурный стандарт, который нам предписывает примерно вот что:

  • Никогда никому не завидуй;
  • Если уж невмоготу — то завидуй, но скрывай это от всех;

Keep Reading


#ПростоЦитата про чужие планы

«Часто мы оказываемся в тупике, потому что следуем чужим планам»

Джулия Кэмерон, «Путь художника»


Верить ли плохим прогнозам?

Бенджамин Франклин был удивительно разносторонним человеком: изобретателем, политиком, журналистом, физиком-экспериментатором и писателем — но начинал с работы в типографии.

Парень он был технически грамотный и трудолюбивый, но при этом очень доверчивый. Особенно это касалось всего, что связано с деньгами и совместными проектами. Он мог легко одолжить крупную сумму ненадёжному пьющему человеку или довериться сомнительным предложениям о партнёрстве.

В общем, в молодости у Франклина совсем не было опыта самостоятельного ведения дел, и он верил прогнозам или обещаниям, если эти мнения исходили от «старших»: серьезных и опытных людей.

В какой-то момент молодой Франклин решил, что уже перерос должность простого рабочего, и решил открыть свою собственную типографию в Филадельфии.

Он потратил все свои сбережения (и ещё взял кредит), чтобы заказать дорогое типографское оборудование из Англии.

Keep Reading


Про рыбу, которая не знает о рыбаке

«… Рыба — наихудший источник информации о воде.

Она не знает, что вода есть, когда она есть. Она начинает переживать, только когда вода исчезает.
Но и оказавшись на суше, рыба не знает, в чем ее проблема. Она знает только, что ей стало очень плохо.
Говорят, когда рыбу вытаскивают сачком из воды, она лежит на берегу, глотая воздух, и обвиняет в своих бедах всё, что видит вокруг.  Она может думать, что ей необходимо бороться с деревьями, травой и даже с грязью как с теми, от кого зависит ее несчастье.
Изредка, благодаря случайности, ей удается соскользнуть обратно в воду, и тогда она думает, какая она умная.
Рыба никогда не видит сети и не знает о крючке. В лучшем случае она догадывается о червяке на крючке и о веревке, за которую тянут сеть».
Идрис Шах, Волшебный монастырь

Одалживание денег и доверие к миру

Бывало ли так, что приятель одалживал у вас небольшую сумму денег, а потом не возвращал? Наверное, такое случается со всеми. И мы не всегда отдаем мелкие должки — то книжка чья-то потеряется, то возьмем у друга футболку поносить — и не вернем…

Это — мелочи, «дело житейское» — утешают себя в таких случаях многие.

Но есть люди, для которых вернуть вещь или деньги в срок и без повреждений — вопрос чести, и если они потеряют Вашу книгу, будут сбиваться с ног, чтобы найти и купить такую же и вернуть хозяину.

Keep Reading