Browse Tag

Экзистенциальный анализ

Виктор Франкл

27 апреля — день, посвящённый памяти Виктора Франкла. Он сам называл его своим «вторым днем рождения».

27 апреля 1945 года австрийский врач-невролог Виктор Франкл был освобожден из концентрационного лагеря Тюркхайм вместе с сотнями других узников.

Вскоре после освобождения он узнал, что те близкие люди, до встречи с которыми он надеялся дожить, умерли или погибли. При освобождении лагеря погибла жена. Умерла мама. Казнен близкий друг.

Это были невыносимые новости. В лагерях смерти, где Виктор был 32 месяца, с 1942 по 1945 годы, надежда всё-таки оставалась живой. Теперь же, после освобождения, стал ясен масштаб потерь.

Именно тогда, как спасение от отчаяния, появилась маленькая книга «Психолог в концлагере» — Франкл диктовал ее машинисткам несколько недель, оплакивая свои потери.

Потом была послевоенная работа, много работы. Выживший человек ищет оправдание, и для Франкла таким оправданием стало создание нового направления в психотерапии. Созданная им логотерапия исцеляющей силой считает поиск и нахождение смысла.

Логотерапия принесла ему известность. Он стал знаменит; можно даже сказать, он стал символом эпохи. Прожил долго, остался бескомпромиссным и твёрдым, много выступал с лекциями. Нашел свое место, утвердился в своей вере. Многих зажёг, многих разбудил… Приближаясь к семидесятилетию, учился пилотировать самолёт.

Последнюю лекцию прочёл в Венском университете в 1996 году, в возрасте 91 года.

Умер в 1997 году.
Книги его постоянно переиздаются.

Как-то так получилось, что из жутких 32 месяцев концентрационного лагеря, которые пережил Виктор Франкл, выросла мощная психотерапевтическая школа — логотерапия, которая помогает людям выдержать очень многое. Вырос и экзистенциальный анализ, которому я лично очень многим обязана и который теперь практикую.

Однажды, когда мне было 18 лет, моя одноклассница Ульяна подарила мне книгу Франкла «Человек в поисках смысла».
Подарила и сказала: «Я вижу здесь многое для тебя». Это был один из самых дорогих подарков в моей жизни.

Вот — одна из лекций Франкла:

«… Если рассматривать человека таким, как он есть, мы делаем его только хуже. Но если мы его переоцениваем, то мы способствуем тому, чтобы он был тем, кем он на самом деле может быть».

Keep Reading


Про «быть затронутым»

Когда я только поступила в магистратуру, язык экзистенциального анализа меня раздражал. Поначалу казалось даже, что это нагромождение слов, за которыми ничего нет.

А потом началась практика, которая называется «самопознание». Это название тоже не нравилось: я думала, что «самопознание» — это звучит и банально, и с претензией.
Но термин есть термин, ладно, примем.

«Самопознание» длилось и длилось, в какой-то момент стало действительно регулярной и длительной личной (точнее, парной) практикой — причём, практикой с накапливающимся эффектом. И в ней нужна и очень важна поддержка более опытного коллеги (или группы).

Тут-то и обнаружилось, что за каждым вроде бы лишним понятием стоит кусок жизни. Каждый термин экзистенциального анализа действительно указывает на что-то, что другим словом не назовёшь.

Если у человека цветовая слепота — то большинство названий цветов кажутся лишними. А если вдруг начинаешь различать цвета в той части спектра, которая раньше была невидимой — то мучаешься, не зная, как выразить этот опыт: как описать «светло-инфракрасный»?

Keep Reading